05:16 

"К чему стремится твоя душа"

Dead Sacrifice
Never go back
Автор: Dead Sacrifice
Рейтинг: NC-17
Размер: Max
Бета: не бечено
Жанр: Романтика, ангст
Пейринги: Бьякуя / новый персонаж, Ренджи/ новый персонаж, Рангику / Хисаги, Ичиго/ Рукия мимо пробегали
Дисклеймер: не мое, не имею, не претендую, ну кроме одного персонажа)
Размещение: Только с моего разрешения! Забейте ник в контакте ( я там одна такая), и не затруднитесь спросить.
Статус: Закончен
Предупреждения: НЕ ЧИТАТЬ:
1) Тем, кому меньше 15
2) Тем, кого не устраивает наличие нового персонажа.
Еще предупреждения: ООС персонажей, некоторое несоответствие сюжету манги . Кому не хватает терпения читать такую громадину – в конце много всего интересного)))
Описание: Весь рассказ построен, в основном, на душевных переживаниях Бьякуи, его мыслях, желаниях. Естественно, присутствуют разговоры капитана 6 отряда с Сенбонзакурой. Также, здесь описывается то, как Бьякуя изменяется, преодолевает путь от холодной бесчувственной глыбы льда до живого, эмоционального мужчины. Появляются новые члены эспады, которую успел создать Айзен, перед тем, как начать войну с ОД.

На Ренджи головная боль свалилась в первый же день принятия новичков в отряд, в лице некой Саймей Сюхей. Девушка мало того, что вызывающее выглядела: кимоно без рукавов, с открытой спиной, и глубоким вырезом, сотня ярко-зеленых косичек до пояса, колечко в губе; так она еще и умудрилась подраться с офицером из 7 отряда, сразу после построения. Благо, они догадались не использовать мечи. Но шума было столько, что вызвали лейтенантов обоих отрядов. И вот теперь, новоиспеченая синигами, с растрепанными косичками, и невероятно довольными глазами, стояла перед грозным Абараем Ренджи. Тот критически осмотрел девушку и почесал затылок:
- Знаешь, по уставу я должен бы влепить тебе пару нарядов, но не буду. Уж очень ты хорошенькая.
Девушка презрительно фыркнула, опуская свои прозрачно-серые глаза:
- То есть, вы не скажете капитану? – уточнила девушка.
Ренджи рассмеялся:
- Тайчо слишком занят, чтобы разбираться с такими мелочами. Но, черт возьми, ты умудрилась подраться в первый же день пребывания здесь! Это немыслимо! Из-за чего драка-то была? – поинтересовался Ренджи, садясь на стол и скрестив руки. Он внимательно смотрел на девушку. Та улыбнулась краешком рта и подняла на лейтенанта свои сверкающие глаза:
- Ха, да она просто тупая дура. Я шла себе спокойно, никого не трогала. А эта выскочка задела меня плечом и произнесла, цитирую:
«Шатается здесь, всякая руконгайская шваль, аж смотреть противно». Я развернулась и спокойно попросила повторить. А она: «таким как ты, не место в Сейрейтее, голодранка!» Ну я ей и врезала. Причем первым делом я сломала ей челюсть, чтобы больше не смогла капать своим мерзким словесным ядом. Ну а дальше вы знаете.
Ренджи заметил искорку в глазах своей подчиненной и усмехнулся:
- А ты молодец! Сломала 4 офицеру челюсть и ребра. Недаром, тебя перевели к нам сразу после окончания. Да еще и звание дали. Но я не думал, что 13 офицер может так сильно навредить 4…На тебе даже царапин нет, - задумчиво произнес Абараи.
Девушка рассмеялась:
- Спасибо лейтенант. Но знаете, она просто слабачка. Не понимаю, как её сделали 4 офицером.. Разве что переспала с кем-нибудь, - тут оба синигами посмотрели друг на друга и заржали в один голос. Похоже, они представили себе одно и то же.
- Да от нее ничего бы не осталось после капитана Комамуры, - сквозь смех произнес Абараи.
- Белым фонтаном впечатало бы в стену, - еле выговорила девушка, держась за живот.
После того, как оба синигами перевели дух и перестали смеяться, Абараи похлопал девушку по голому плечу и произнес:
- Ты это…постарайся больше не ввязываться в драки…А то знаешь, я не смогу тебя все время отмазывать. Саймей прямо посмотрела на Ренджи:
- Я не могу этого гарантировать. Слишком многие нарываются.
- Это потому что ты яркая.
- Такая же, как и вы, лейтенант Абараи, - девушка мягко улыбнулась и вышла из кабинета. У дверей она задержалась и произнесла заговорщицким тоном :
- Хисаги еще не знает, что меня приняли в Готей 13. Не хотите вместе со мной навестить его сегодня вечером? Я уверена, у него припрятана бутылочка, другая саке.
- Хорошо,– крикнул в коридор Абараи и задумался: « Хисаги? Ах, да! Точно! Он ведь тоже Сюхей»

- Саймей? – лейтенант 9 отряда не успел удивиться, как на его шее оказалась девушка.
- Ах, ты мелкая! – обрадовано рассмеялся Сюхей, крепко обнимая сестру. Когда он наконец отпустил её, то задумчиво произнес:
- Не ожидал увидеть тебя здесь так скоро!
- Еще бы! Я пришла сюда, чтобы хорошенько надрать тебе задницу! – с хохотом ответила девушка, бросаясь на Хисаги с кулаками.
- Силенок не хватит! – лейтенант 9 отряда с легкостью поднял Саймей и перевернул головой вниз, - Ты никогда не могла меня победить, Олисаме.
Та хохотала как безумная и колотила Сюхея по голени.
Хисаги поставил сестру на ноги и убрал прядь с её лица.
Девушка широко улыбнулась и крепко обняла брата, прижавшись головой к его груди.
Абараи, все еще стоявший в проходе, заявил:
- Ты никогда не рассказывал нам, что у тебя есть сестра!
- Ну вот, теперь ты знаешь. Так, давайте накроем стол, - Сюхей старший задумчиво посмотрел на заваленное бумагами рабочее место. «Так смахнуть? Или попросить кого другого убрать?»
- А почему ты называешь её Олисаме, Хисаги-сан? – спросил Ренджи.
- У нее два имени. Когда она родилась, ярко светило солнце. А небо было разделено на две части. Первую половину застилали грозовые серые облака, и вдали шел проливной дождь. Вторая же половина неба была ослепительно голубой. Когда она первый раз закричала – небо загрохотало, и огромная молния прочертила горизонт. Поэтому я назвал её Олисаме, что означает – проливной дождь, грозовое небо. А мать назвала её Саймей – солнечный цветок. С самого своего рождения, она сочетала в себе несочетаемое. Но ты это скоро и сам поймешь, Абараи.
- Необычно, - проговорил лейтенант, глядя на девушку, убиравшую бумаги со стола.
Через час после начала пирушки, в казармы 9 отряда заглянула Мацумото, унюхавшая саке по запаху. Она была так рада знакомству с сестрой Сюхея, что чуть не задушила её своим бюстом. Вслед за адской бабочкой, высланной Рангику, в комнате появились Иккаку и Юмичика. Вот так, сидя в дружной компании, потягивая теплое саке, офицеры Готей 13 услышали множество веселых историй из детства Хисаги и Олисаме.
На утро следующего дня должна была состояться тренировка офицерского состава отряда. Саймей, уснувшая в комнате брата, вспомнила об этом, только тогда, когда вышеупомянутый сдернул с нее одеяло и закричал ей в ухо:
- Просыпайся, дрыхунья! Опоздаешь на построение.
- Не хочу никуда идти, - пробормотала девушка и попыталась натянуть на себя одеяло. Хисаги сел рядом с ней и сказал:
- А надо.
-Знаю, - девушка села в постели, сонно посмотрела на брата и улыбнулась. Она обняла его и закрыла глаза:
- Я люблю тебя.
Хисаги усмехнулся и погладил сестру по спине:
- Я тебя тоже, мелкая, - Сюхей отстранился и потрепал Саймей за волосы. Та ударила его подушкой:
- Я не мелкая, идиот.
Тот посмотрел на сестру, сидящую перед ним, и серьезно произнес:
- Это уж точно…Как быстро время летит…
- Это потому, что ты редко приходил к нам с мамой. А сейчас мы сможем видеться каждый день! – радостно сообщила Олисаме, вскакивая с футона.
- Прости, меня…
- Да ладно, я все понимаю…Мама тоже. С тех пор, как ты стал лейтенантом, на тебя свалилось много работы, - крикнула из ванны девушка.
- Да… - устало произнес Хисаги.
Олисаме выскочила из ванны. Две передние толстые пряди из зеленых косичек, она завязала сзади, пустив свободную прядь на грудь. На ходу одевая большие сережки-кольца, девушка покрутилась перед братом и произнесла:
- Ну как?
Тот скользнул взглядом по младшей сестре, уже давно превратившейся во взрослую женщину со стройным, привлекающим телом. Хисаги охватила печаль. Она выросла и теперь может сама за себя постоять. Грустно видеть, как дети взрослеют. Ты понимаешь, что больше им не нужен в качестве примера для подражания. Единственное, что остается делать – пытаться стать хорошим другом. Сюхей улыбнулся и произнес:
- Капитан Кучики будет в шоке.
- Отлично! – Саймей чмокнула брата в щечку и убежала.
Хисаги еще долгое время сидел в задумчивости. Затем он подошел к столу и, отодвинув маленький ящик, достал старую фотографию, на которой 8-летний(на вид) Сюхей держал на руках трехлетнюю сероглазую девочку с ослепительно-солнечным цветом волос. Хисаги улыбнулся. «Так сильно похожа на маму…Она осталась такой же светлой и радостной…Но все же другой…Она повзрослела…» - лейтенант 9 отряда до сих пор не мог в это поверить. В душе остался отпечаток грусти. « Все-таки, мне надо перестать относится к ней, как к маленькой девочке. Наверняка, у нее уже был мужчина…Но этот факт ничего не меняет. Она навсегда останется для меня той самой, маленькой трехлетней девочкой с косами и улыбкой до ушей»

Капитан Кучики открыл свою записную книжку и обнаружил, что сегодня он должен провести тренировку с офицерским составом отряда. « К тому же, вчера был новый набор», - подумал Бьякуя и вздохнул. Тренировать новичков не хотелось, но отлынивать от своих прямых обязанностей капитан 6 отряда не мог. Поэтому, допив свой чай, Кучики вышел из поместья и медленным шагом направился в расположение 6 отряда. Придя в тренировочный зал, где все офицеры вытянулись по струнке, Бьякуя подавил в себе желание потереть глаза. Среди ровного темного цвета, ярко выделялись два пятна – красное и зеленое. Внимательно посмотрев на обладательницу столь экстремального цвета волос, Кучики обнаружил еще и проколотую губу, и вызывающее кимоно. Мысленно Бьякуя взмолился: « И почему такие люди попадают ко мне в отряд? Хоть бы её характер был не как у Абараи. Иначе, дисциплина окончательно упадет». Начав совместную тренировку, Кучики старался следить за всеми синигами, но взгляд упорно вылавливал из темной массы только ярко-красное и зеленое пятна. Когда разминка закончилась, офицеры сели, образовав круг. Лейтенант раздал всем бокены. Капитан стоял в центре и ждал, пока кто-нибудь согласится стать добровольцем.
- Смелее, это все лишь тренировка. Я не собираюсь никого убивать, - низким приятным голосом произнес Кучики.
Первым решился неприметный парень с темными волосами. Он крепко взял бокен и кинулся в атаку. Бьякуя медленно перехватил его руку, другую руку завел ему за голову, и легко подставил ногу, заставляя офицера бессильно повиснуть на своих руках. Кучики держал парня за голову и показывал остальным болевые точки, находящиеся на шее противника. Затем он отпустил синигами и вызвал второго добровольца. В этот раз, капитан объяснял, как не следует атаковать. Когда вокруг Олисаме остались только 4,5 и 7 офицеры, она встала. Девушка старалась закрепить в памяти все, что до этого показывал капитан и совместить со своими боевыми навыками. Саймей крепко сжала в руках бокен и твердо посмотрела в глаза противнику. Чтобы там ни говорили, но на тренировке все должно быть так, как будто это твой последний бой, по крайней мере, так решила для себя Олисаме. И сейчас перед ней был не капитан отряда, а её враг. Взвинтив до предела свою скорость, офицер кинулась в атаку. Девушка старалась наносить удары, и тут же исчезать, постоянно меняя сектор обзора, этому её учил Хисаги, когда приходил проведать свою сестру.
« Смотри, Олисаме, - брат разводит руки в стороны под углом 45 градусов к телу, - Это сектор обзора. Именно в этом секторе противник прекрасно видит твои движения, и может нанести удар. Чтобы опередить его, ты должна сменить сектор в удобную для ТЕБЯ сторону. Помни об этом, пока ты двигаешься – ты жива».
Бьякуе надоело уклоняться от атак и он, наконец, вытащил из-за пояса бокен. С легкостью отбивая вполне предсказуемые удары, Кучики про себя отметил, что для новичка, девушка сражается очень даже неплохо. « Вполне на уровне 3-4 офицера, и сюнпо неплохое». Капитан решил закончить схватку одним ударом, и, перестав защищаться, внезапно атаковал девушку. Саймей несколько раз перевернулась в воздухе, оказавшись за спиной капитана. Тот наотмашь ударил бокеном, но встретил лишь жесткий блок. Только многолетние тренировки помогли Бьякуе достигнуть того уровня, на котором он находился, и тело среагировало само. Но он не ожидал столь сильного удара маваши( для тех кто не знает, маваши – боковой удар ногой в голову). Левая рука в середине предплечья заныла от боли. « Если бы я не успел, она бы снесла мне голову» - подумал Бьякуя, прекрасно видевший каждый шаг девушки, пытающейся быть внезапной и непредсказуемой. Следующая атака была тройной: отвлекающий удар левой рукой, рубящий удар правой и удар левой ногой с разворота в голову.
- Очень хорошая тактика. Но к сожалению, слишком медленная – произнес Бьякуя, крепко схватив ногу девушки за лодыжку у своего уха. « Очень странный стиль боя, не свойственный выпускникам академии. Такое чувство, что её обучал сам мастер хаккуда». Олисаме ухмыльнулась. В следующую секунду, она оттолкнулась правой ногой от земли, с силой надавив левой пяткой на грудь капитана. На мгновение оказавшись на плече своего тайчо, Саймей развернулась и замахнулась правой ногой для удара сверху. Но капитан исчез, а в следующую секунду Олисаме пришлось уворачиваться от деревянного меча. Не успела она и глазом моргнуть, как Кучики выбил её бокен , и заломил руки за спиной. Бьякуя подумал, что, наконец, этот затяжной бой закончен, но не тут-то было, девушка оказалась очень упорной. Полностью расслабившись, Саймей извернулась и выгнулась, очень быстро выскользнув из рук тайчо, чем непомерно удивила его. « Словно вода, которая утекает сквозь пальцы…Её невозможно удержать. Тогда…» - Кучики сделал пару обманных движений, и когда девушка выставила блок, он возник за её спиной, и одним ударом повалил на татами. Девушка, потирая затылок, поднялась и глубоко поклонилась капитану.
- Большое спасибо за тренировку, капитан Кучики.
Бьякуя лишь слегка кивнул ей в ответ, и спросил:
- Кто твой сенсей?
Девушка улыбнулась краешком рта и потеплевшим голосом произнесла:
- Хисаги Сюхей.
- Лейтенант 9 отряда? – удивленно спросил Бьякуя.
Олисаме еще раз поклонилась и произнесла:
- Он мой старший брат, капитан Кучики.
- Тогда все ясно. Он хорошо тебя обучил…твое имя?
- Олисаме-Саймей Сюхей, 13 офицер 6 отряда.
- После тренировки зайди ко мне в кабинет. У меня есть для тебя задание.
- Хай, - глаза Олисаме счастливо засверкали, - Аригато годзаимас, Кучики-тайчо.
Саймей села на свое место и наблюдала за тем, как капитан, не прилагая особых усилий одолевает 7, 5 и 4 офицеров. Девушка усмехнулась: « Такие же слабаки, как и та девица…У них, что, только лейтенанты хоть на что-то способны? Думаю, капитан почувствовал мою силу…и возможно даже, мне светит повышение…»
Тренировка закончилась уже традиционным боем капитана и лейтенанта. Оба сражались в полную силу. Олисаме, впервые видевшая настоящую схватку капитана, впервые увидевшая банкай, была настолько удивлена и восхищена, что даже забыла, как дышать. Зрелище было поразительным! Всюду стальные розовые лепестки, огромные звенья Забимару, звон, искры, заклинания кидо. От всего этого захватывало дух. Младшая Сюхей почувствовала сквозь ножны, что её меч в нетерпении дрожит и тоже просится в бой. Саймей успокаивающе погладила рукоять своей катаны, и произнесла про себя: « Потерпи еще немного, Тайхорен! Мы обязательно станем сильнее, и мы будем сражаться вместе!»
После окончания тренировки, все офицеры отправились в душ. Олисаме и еще две девушки вошли в женскую купальню. Искупавшись в горячей ванне, девушка направилась к кабинету капитана 6 отряда. Постучав и спросив разрешения, Саймей услышала громкий возглас Ренджи « Да заходи уже». Аккуратно закрыв за собой дверь, Олисаме решительно подошла к столу капитана.
- Куда идешь, малышка? – услышала девушка слева насмехающийся голос лейтенанта,- сюда иди.
- Я вам не малышка, лейтенант Абараи, - язвительно ответила Саймей, подходя к столу Ренджи.
- А как мне тебя называть? Крошка? Или, хочешь, буду называть тебя горячей штучкой? – нагло заявил красноволосый лейтенант.
- Вам еще тысячу лет работать над собой, чтобы такая, как я обратила на вас внимание! Извращенец!
- Как она тебя отшила, Абараи! – в голосе капитана Ренджи услышал насмешку,– Но давай уже по делу – холодным тоном произнес Кучики, не отрываясь от документов.
- Да, тайчо, - Ренджи протянул девушке лист бумаги и сказал:
- Садись, подписывай. Это соглашение о том, что ты берешь на себя полную ответственность за 4 группу на время задания.
Олисаме нерешительно взяла документ, пробежала глазами и спросила, медленно садясь напротив лейтенанта:
- Какое задание?
- В лесу, рядом с 61 районом Руконгая обнаружили группу пустых. Тебе и 4 группе поручено их уничтожить. После выполнения задания, вернешься в штаб и доложишь о проделанной работе, все поняла? – Ренджи смотрел, как девушка ставит размашистую подпись в углу документа.
- Да, - Саймей подняла свои прозрачные глаза, полные счастья на лейтенанта.
Мужчина усмехнулся:
- Ты прям вся светишься!
- Еще бы! Всего второй день здесь, а мне уже поручают задание! – девушка встала и поклонилась сначала лейтенанту, а потом капитану, - Аригато годзаимас, - и исчезла в сюнпо.
Капитан поднял голову от бумаг и внимательно посмотрел на Ренджи. Тот кивнул и исчез вслед за девушкой.
После всех недавних событий, 6 отряд нуждался в сильных бойцах. И когда два дня назад, фукутайчо принес досье на новобранцев, Кучики сразу обратил внимание на табель одной выпускницы академии. Рожденная в Сообществе душ, девушка обладала огромной реяцу, и имела высшие баллы за экзамены по хаккуда, занджуцу, сюнпо и кидо и средний балл за лечение. А самым примечательным было то, что эта девушка закончила академию экстерном, на два года раньше положенного срока. В рекомендациях было сказано, что рост духовной силы ученицы Олисаме-Саймей Сюхей резко увеличился с 3 года обучения. Чем вызван такой бурный всплеск реяцу, никто обьяснить не смог. Но уже на четвертый год, девушка выпустилась из академии, и сразу получила место в офицерском составе 6 отряда.
И сейчас, после тренировки, капитан Кучики решил дать ей шанс проявить себя и получить повышение.
Через полчаса в кабинете капитана 6 отряда возник лейтенант:
- Докладываю! 13 офицер Олисаме Сюхей, командир 4 группы, справилась с заданием.
- Сколько раненых? – обыденным тоном спросил Кучики.
- Ни одного! Лидерские качества офицера Саймей оказались на достаточно высоком уровне. Полагаю, она заслуживает того, чтобы…
- Позвольте мне саму решать, лейтенант Абараи, чего она заслуживает, а чего нет. Сколько пустых было замечено?
-7.
- Сколько уничтожила непосредственно офицер Сюхей?
- Троих.
- Шикай?
- Не высвобождала.
- Ясно, - капитан снова опустил голову к бумагам, - напишите отчет и отнесите в штаб 1 отряда.
- Хай, - лейтенант уныло поплелся к своему столу.
Еще через две минуты в кабинете появилась непосредственно Саймей с докладом. Капитан слушал её, уже не поднимая головы. Девушка не знала, что он выслал лейтенанта следить за её работой. Поэтому, когда она закончила, тайчо лишь сухо ответил « Хорошо». Олисаме расстроилась. « А на что ты надеялась, дура? Что тебе дадут повышение на второй день? Вот, бестолковая!»
- Эй, крошка, не хочешь сегодня вечером заглянуть ко мне? – нахально бросил ей вслед Абараи.
На этот раз Саймей не вынесла. Возникнув рядом, девушка схватила лейтенанта за косоде и гневно посмотрела в его глаза:
- Послушай меня, ублюдок! Еще раз назовешь меня крошкой – я тебя по стене размажу. А будешь приставать – Хисаги убьет тебя раньше, чем я. Ты меня понял? – холодным тоном произнесла девушка, - Меня тошнит от таких, как ты!– Олисаме отпустила ткань косоде и исчезла.
- Тебе следует научиться хорошим манерам, Абараи. И я говорю тебе это не в первый раз, - отозвался капитан.
- Да знаю я, тайчо. Просто мне нравится её дразнить. Видели, как сверкают её глаза, когда она злится? – Ренджи рассмеялся.
- Мне все равно.
- Говорят, что такие девушки в постели – настоящие хищницы! Ночь с такой женщиной – самое лучшее, что может случиться с мужчиной, - мечтательно произнес красноволосый лейтенант.
- Заткнись уже, – за год совместной работы, фукутайчо научился различать в бесстрастном тоне капитана и гнев, и злость, и раздражение. Сейчас было именно последнее. Выводить из себя тайчо, а потом убегать от сенбонзакуры, лейтенанту сегодня не хотелось. Поэтому он послушно сел за свой стол и начал заполнять документы.
Вечером, Абараи хотел зайти к Олисаме, но не обнаружил её в своей комнате. Тогда он отправился к казармам 9 отряда. В комнате Хисаги её тоже не было. Вдруг, Ренджи почувствовал мощный всплеск реяцу обоих Сюхеев. Лейтенант нашел их на тренировочной площадке. Абараи мало что успел разглядеть, потому как ему пришлось спешно убегать от камней, падающих с разрушенной стены.
- Разгневайся, Тайхорен! – меч Олисаме превратился в воду и растекся по её рукам. Девушка сделала выпад вперед и пять стальных полос воды пропороли землю под ногами, успевшего исчезнуть, Хисаги.
- Устрой жатву, Казешини!
- Ксо! – Саймей создала водный щит, который уже трещал от частых атак брата, - Получай! – От щита оторвалась волна и накрыла летйтенанта 9 отряда с головой.
- Этим меня не убьешь! – Хисаги усмехнулся, собираясь разрезать волну пополам, но осекся, когда увидел, что она внезапно разделилась на 8 частей и атаковала его со всех сторон. Удар был мощным, хоть в последний момент Олисаме и уменьшила атакующую силу. Сюхея впечатало в землю на глубину 10 метров.
- Хисаги! Ты как? – Олисаме взволнованно кинулась к брату, убирая меч в ножны.
- Дура! – зрачки Саймей расширились, когда она услышала за спиной свист Казешини. Девушка еле успела увернуться от смертельного удара.
- Никогда не убирай меч в ножны, если твой противник не повержен, - из ямы, с трудом вставая, поднялся Сюхей. В его руку со звоном вернулась вторая часть оружия.
- Прости, я думала, что тренировка закончилась, - усмехнулась Олисаме, вновь вызывая свой водный меч.
- Не смеши меня! Я все-таки лейтенант! Тебе ни за что не победить! – Хисаги метнул в сторону сестры смертельную косу, та легко отбила её водным хлыстом, обвила вокруг рукояти и дернула на себя. Из-за этого, Хисаги подался вперед и чуть не упал. Но он прокрутил Казашини, разрезая водные путы, и вернул обратно, пуская в ход вторую косу.
- Этим меня не поймаешь! – Олисаме исчезла из поля зрения и возникла над головой брата.
- Смертельный водопад! – крикнула Саймей, и с неба, на Хисаги обрушился невероятных размеров столб воды.
- Ветер смерти! – от земли поднялся ураган, сдерживая напор воды. Столкновение двух стихий длилось долго. Постоянно вливая свою реяцу в водный поток, Олисаме напирала. Но Хисаги не поддавался своей сестре. Высвободив полностью свою силу, бушующий ураган разметал Тайхорен. Саймей стояла, полусогнувшись, высоко над землей. Её силы были уже на пределе. По лбу то и дело стекали капельки пота. Хисаги усмехнулся и убрал меч в ножны. Олисаме опустилась рядом с ним и без сил упала на землю, разметав руки в стороны.
- Ты стала намного сильнее, Саймей, - одобрительно произнес Сюхей. Девушка засмеялась:
- Все равно ты победил. Я не успокоюсь, пока не уложу тебя.
- Последняя твоя атака была невероятно мощной… И когда ты только успела, а мелкая? – Хисаги протянул руку сестре, помогая подняться с земли. Девушка засмеялась и прыгнула на спину брата, держа его голову в захвате.
- Я не мелкая! Сколько раз тебе повторять? – заливаясь смехом, кричала младшая Сюхей, крепко держась ногами и руками, чтобы Хисаги не смог стряхнуть её.
- Эй, Хисаги-сан! Олисаме! – крикнул издалека Ренджи, махая им рукой.
Саймей хмуро сдвинула брови и спрыгнула со спины брата:
- Чего тебе тут надо? – грубо спросила девушка.
Сюхей удивленно посмотрел на сестру:
- Эй, Олисаме! Нельзя так разговаривать со своим лейтенантом. Что у вас произошло?
- Ничего, - девушка скрестила руки на груди и отвернулась.
- Э…Хисаги-сан, можно мне поговорить с вашей сестрой..эм…наедине? – замялся Ренджи.
- Да, конечно! Я жду вас в своей комнате, скоро Мацумото и остальные подтянутся! – на последней фразе удаляющийся голос Сюхея потеплел на двести градусов, а взгляд мечтательно устремился в небо.
- Ты и в правду очень сильна, Олисаме. Только вот ваши тренировки с Хисаги-саном очень уж…жесткие…Так и помереть недолго… - начал разговор лейтенант, стоя за спиной девушки и рассматривая сотни зеленых косичек, спускающихся ниже талии. Саймей лишь презрительно фыркнула:
- Какое тебе дело, как мы тренируемся?
- Я хотел сказать тебе…Это…В общем...Прости меня! – выпалил Абараи, медленно краснея.
Девушка повернула голову, искоса посмотрев на красноволосого синигами. Её глаза хищно блеснули серой сталью. Олисаме хмыкнула и пошла в комнату своего брата, ничего не сказав.
Весь вечер Саймей бросала убийственные взгляды на своего лейтенанта, хамила, обзывала, а тот, в свою очередь, отвечал ей тем же. Один раз они так сильно разругались, что чуть даже не подрались. Разнимали всей компанией. Вечеринка длилась до тех пор, пока Олисаме не заметила, что Рангику, словно кошка в период текучки, ластится к её брату. Младшая Сюхей быстро смекнула, что к чему, и вытолкала наружу гостей. Иккаку и Юмичика направились в сторону казарм 11 отряда. Абараи остался наедине с Саймей. Девушке надоело молчать. Она развернулась и пошла вперед, бросив пару слов:
- Проводишь меня до комнаты.
-Ха, - усмехнулся Ренджи, но все же пошел вслед за девушкой.
Когда они достигли офицерских казарм, Абараи напряженно ждал что последует дальше, черт бы побрал этих женщин! Олисаме остановилась перед фусума, прижавшись лбом к холодным дверям:
- Я тебя ненавижу, - шепотом произнесла она.
- Я знаю, - тихим низким голосом ответил мужчина. Он подошел к ней и начал гладить её волосы, убирая с шеи зеленые пряди. Горячий поцелуй обжег девушку, заставляя все тело вздрогнуть. Абараи покрывал требовательными поцелуями её плечи, ключицы, щеку, нежно ласкал языком мочку уха. Саймей прерывисто дышала, не в силах остановить его.
- Ты наглый, самоуверенный хам. Ты мне отвратителен. И все же, ты сводишь меня с ума, - еле слышно прошептала девушка, резко разворачиваясь и жестко впиваясь своими губами в мягкие губы лейтенанта. Абари раздвинул фусума, поднял девушку и занес её внутрь, не забыв закрыть дверь на замок. Руки Олисаме жадно заскользили по тугой накачанной груди, украшенной татуировками. Девушка повалила Ренджи на футон, быстрыми движениями развязывая пояс и распахивая косоде. Абараи закрыл глаза в наслаждении, когда Саймей начала гладить его тело руками, нежно покусывая соски, спускаясь все ниже и ниже. От её мокрого язычка, скользившего по телу, лейтенант возбуждался еще сильнее. Схватив Олисаме за руки, Ренджи крепко её поцеловал и начал снимать с нее одежду. Наконец, справившись с поясом, лейтенант резко сорвал с девушки косоде, любуясь красивой формой её небольшой груди с большими темно-розовыми сосками и плоским накачанным животиком. Абараи хищно облизнулся, и резко сел на футоне, припав языком к острым соскам. Его руки гладили ровную мягкую спину Олисаме, с силой сжимали её бока, грудь. Ренджи схватил девушку за задницу и прижал к себе. Саймей застонала, почувствовав крепкий и твердый член Абарая. Не в силах больше сдерживаться, Олисаме вновь опрокинула лейтенанта на футон, выгнулась как кошка и стянула с лейтенанта хаккама. Затем она легла на спину, и широко улыбнулсь:
- Теперь твой черед, Ренджи, - её глаза снова блеснули серой сталью.
Абараи не мог противостоять этому гипнотическому взгляду, да и не хотел. Зарычав, словно зверь, он одной рукой разорвал её штаны и лег сверху, вжав девушку в футон. Запечатав её зовущий рот жестким поцелуем, Ренджи ворвался в нее, и не дав времени опомниться, быстро задвигался. Саймей не стала кричать, она лишь впилась когтями в его крепкую накачанную спину, добавив 10 новых татуировок в виде тонких длинных царапин. Абараи выгнулся от боли, но продолжал двигаться все быстрее и быстрее. Его ладони сминали мягкую податливую грудь, а поцелуи покрывали шею, ключицы, каждый раз возвращаясь к горячим сухим губам. От каждого толчка Олисаме возбуждающе стонала, один раз даже закричала от боли и врезала Ренджи пощечину. Мужчина, не ожидавший такой реакции, остановился было в недоумении, но девушка, тяжело дыша, сказала ему хриплым шепотом:
- Не надо…так глубоко…мне больно.
Абараи наклонился к ней и нежно поцеловал в губы.
- Прости, - услышала она низкий тихий голос возле уха. Его алые пряди коснулись её щеки и девушка ощутила тонкий приятный запах ромашки. «Такой же как и у меня…Шампунь из стандартного набора для служащих? Неужели ему не хватает лейтенантской зарплаты?» Ренджи начал медленно двигаться в ней, с каждым разом приобретая все больше уверенности. Саймей надоело лежать на спине, и она перевернулась на бок. Абараи прижал её спиной к своей груди, рукой он гладил её живот , спускаясь все ниже и ниже. Когда он оказался там, Олисаме задышала чаще, а её рот открылся еще шире. Ренджи повернул к ней голову и крепко поцеловал, двигая рукой все быстрее и быстрее. Девушка стала стонать, её тело рвалось навстречу ему, постоянно ускоряя темп. Наконец, Саймей не смогла сдержать яркого крика. Она выгнулась и мелко задрожала. Внутренние мыщцы девушки сжали член Ренджи с такой силой, что он просто не смог противостоять резко нахлынувшему оргазму, потрясшему все его тело.
- Ты так бурно кончаешь, - ласково произнес Ренджи, убирая с лица девушки несколько зеленых прядей, - Я подозревал, что ты горячая штучка, но чтобы настолько! Ты просто богиня в постели, - он наклонился, чтобы поцеловать девушку. Олисаме засмеялась и убрала руки лейтенанта со своей груди. Она посмотрела ему в глаза и произнесла:
- Ты тоже неплох, только вот мастерства не хватает! – язвительно произнесла девушка.
- ЧТО??? – Абараи схватил девушку за руки и перевернул её на живот:
- Нарываешься, красотка? – с ласковой угрозой проговорил Ренджи, резко вставляя свой вновь отвердевший член в её мокрую киску.
- Можно подумать..ах…ах… ты… мне…о, боже!... что-нибудь сделаешь!О..о.. – Саймей уронила голову на подушку. Её глаза блаженно закрывались. Он шлепнул Олисаме по заднице, схватил за бедра и немного приподнял, оказавшись еще глубже. Он трахал её не меньше часа. Постоянно меняя позы, целуя везде, куда упадет его взгляд. В этот раз Ренджи заставил её кончить 5 раз подряд, прежде чем сам ощутил мощный оргазм. Лейтенант свалился рядом с изнеможденной девушкой. Его сердце продолжало бешено стучать, пока мужчина старался успокоить свое учащенное дыхание.
- Сволочь, я подозревала, что ты зверь в постели, но чтобы настолько! – Олисаме засмеялась, пытаясь встать с футона, но её руки разъезжались, а тело вообще не слушалось.
- Ха, - усмехнулся Ренджи, - Что встать не можешь? Будешь знать, как меня злить! – Абараи обнял отбрыкивающуюся девушку и прижал к себе. Та продолжала бить его локтями.
- Чего ты толкаешься? – возмущенно произнес лейтенант. Девушка выбралась из его рук и доползла до маленькой тумбочки. Отодвинув ящик, она достала маленький косячок, и, улыбнувшись, посмотрела на Ренджи:
- Будешь?
Тот приподнялся на локтях и внимательно посмотрел на маленькую свернутую трубочку в её руках:
- Откуда это у тебя?
Олисаме захихикала, доставая из той же тумбочки зажигалку:
- Вчера у Хисаги сперла. Я не знала, что он этим балуется, - девушка снова вернулась в постель и легла рядом с Ренджи. Крепко затянувшись, она выдохнула дым и протянула косяк лейтенанту. Абараи тоже затянулся, с прищуром глядя на Саймей. Выдохнув, он опустился на подушку и, повернув голову, произнес:
- Вот сейчас мне кажется, что ты самая идеальная девушка на свете!
- Ха ха ха, - Олисаме засмеялась и легонько шлепнула Ренджи по плечу. Девушка прижалась головой к его широкой груди, и, обводя пальцем его татуировки, спросила:
- А у тебя много женщин было?
Ренджи еще раз затянулся и передал косяк Саймей:
- Не считал, а что?
- Да мне вот интересно, ты спал с Рангику-сан? – девушка докурила марихуану, и сожгла бычок. Абараи приподнялся на локте и произнес:
- Было дело.
- Вот сука! – Олисаме села в постели и прямо посмотрела на Ренджи,- Хисаги её любит.
- Да ладно?
Девушка закивала головой:
- Да. Он мне сам говорил. А теперь, получается, что он для нее - всего лишь еще один член. Черт бы её побрал.
- Ну, ну успокойся! Все может, по- другому. Рангику-сан, наверно, знала все это время, что Сюхей сходит по ней с ума. Но как видишь, она решила отдаться ему только сейчас. Может у нее к нему проявились чувства? – Ренджи обнял Саймей за плечи и поцеловал в шею, - Давай спать. Завтра с утра у меня много работы. Да и тебе надо успеть на построение.
Олисаме легла спиной к Абараи. Тот обнял её и зарылся головой в её косички.
- Почему я должна подчиняться 4 офицеру? – вдруг спросила Саймей, думая о завтрашней тренировке.
- Потому что ты 13 офицер, - усмехнулся Ренджи.
-Ты сам знаешь, что это не так. Моя сила совсем немного уступает лейтенантской…Почему капитан не дает мне повышение?
- Дура, ты здесь всего второй день и хочешь так быстро получить повышение? Скажи спасибо, что тебе дали офицерское звание после окончания академии! К тому же капитан пока проверяет твои способности, - тут Ренджи прикусил язык, поняв, что проговорился. Олисаме вскочила, приподнявшись на локтях, и посмотрела на Абараи полными счастья глазами:
- Правда?
- Я тебе ничего не говорил! – хмуро проговорил Ренджи, наблюдая, как сверкают необыкновенные глаза Саймей. Девушка захихикала, обняла Абараи и поцеловала в щечку:
- Как, оказывается, полезно спать с лейтенантом!
- Ложись уже, - недовольно отозвался Ренджи.
- Спокойной ночи!

Утром лейтенант появился немного раньше положенного времени и весь сиял, словно кот, объевшийся сметаны. Капитан бросил на довольного Ренджи пару удивленных взглядов, но ничего не сказал. Абараи сел и с задумчивой улыбкой начал заполнять документы, думая о чем-то своем. Кучики Бьякуя не мог спокойно сидеть на месте. Ему было очень интересно узнать, почему его лейтенант ходит такой счастливый, но естественно гордость не позволяла ему сделать это. Наконец, любопытство достигло такого предела, что мужчина решил спровоцировать Абарая самого все рассказать. Как всегда сделав непроницаемое лицо, молодой аристократ аккуратно, чтобы Ренджи не заметил, подвинул стопку бумаг к краю стола и нечаянно опрокинул. Лейтенант вскочил и начал собирать бумаги с пола.
- Прости, Абараи. Всю ночь не спал, и сегодня немного рассеяный,- извинился Бьякуя. Спрятав глаза под темными прядями, он внимательно наблюдал, как Ренджи кладет бумаги на стол. Когда лейтенант наклонился над документами, чтобы выровнять их в стопку, тонкий аристократичный нюх уловил запах дорогих приятных духов. И кажется, Бьякуя уже слышал его где-то. А вот где, вспомнить не мог. Но одно он понял точно – лейтенант провел ночь с женщиной. Впервые, Кучики увидел счастливую улыбку на лице своего фукутайчо после бурной ночи. Даже когда Ренджи возвращался под утро пьяный, пропахший приторно-сладкими женскими духами, у него не было такого выражения лица. «Значит, эта женщина стала для него особенной. Надеюсь, это не Рукия? Хотя…она же в мире живых».
- Это ничего, Кучики - тайчо. Я вот тоже не спал. Если вам плохо, можете взять выходной, я за вас поработаю, - услужливо сказал Ренджи.
- В этом нет необходимости. Сделай мне чаю, - без тени эмоций произнес Бьякуя, удовлетворив свое любопытство. Когда лейтенант вышел, Кучики встал, разминая затекшую спину, и подошел к окну. Во дворе шла учебная тренировка офицеров. Среди всех синигами ярким зеленым пятном выделялась новенькая – Олисаме - Саймей. « Солнечный цветок и проливной дождь, грозовое небо? Что за странное имя? Какое-то несочетаемое, дерзкое. Как будто такое возможно».
4 офицер, невысокий, но широкоплечий мужчина средних лет подошел к сидящей на траве девушке, и начал её отчитывать. Та лениво посмотрела на него, словно сытая кошка на мышь, и что-то сказала, от чего 4 офицер вспыхнул и начал ругаться еще активнее, размахивая руками. Вокруг них собрались все присутствующие офицеры. Олисаме продолжала сидеть, вальяжно растянув ноги на траве, и покачивая носками из стороны в сторону. Наконец, мужчина сказал её нечто такое, от чего девушка вскочила и вытащила меч, резко атаковав офицера. Тот еле успел среагировать. Не прошло и минуты, как темноволосый мужчина валялся на траве со сломаным занпакто. Переступив через своего начальника, Олисаме отбросила волосы и презрительно фыркнула, удалившись с тренировочной площадки.
« Сколько надменности и гордости в этой девушке! Непросто с ней будет. Но одно я могу сказать точно, её навыки слишком высоки для 13 офицера. Возможно даже высоки для 3 офицера…Но до лейтенанта она пока не дотягивает».
- Ваш чай, Кучики-тайчо, - Ренджи поставил на стол поднос с чашкой и тарелкой со сладостями.
- Спасибо, Абараи, - Бьякуя сел за стол и взяв в руки чашку, отпил горячего жасминового чая.
*****
Прошел целый месяц испытаний, заданий, выговоров от начальства за частые драки, прежде чем вышел приказ о повышении офицера Олисаме-Саймей Сюхей до ранга 3 офицера. В этот день девушка закатила такую грандиозную пирушку, что к ним даже присоединился капитан 8 отряда. Который, впрочем, тут же попытался соблазнить новенькую, но ревнивый Ренджи, все время крутившийся поблизости не дал ему это сделать. На этой же вечеринке, Олисаме познакомилась с Кионе и Котсубаки, и с капитаном Зараки, которого привели Иккаку и Юмичика. Ближе к 2 часам ночи, Абараи утащил в свою комнату мледшего лейтенанта и поздравил её уже там.

На следующее утро, направляясь в свой кабинет, капитан 6 отряда почувствовал две знакомые реяцу, исходящие из комнаты фукутайчо. Конечно, Бьякую мало волновала личная жизнь Ренджи, но неожиданно для себя, молодой аристократ обнаружил, что на душе стало противно и гадко, будто кто-то вырвал кусок из его сердца и выбросил в грязную лужу, предварительно растоптав. Уже сидя в своем кабинете за бумагами, Кучики пытался разобраться в самом себе, что получалось у него с трудом. Привыкший всю жизнь рационализировать свои чувства и поступки, Бьякуя столкнулся с чем-то давно забытым и тревожащим его душу.
*****
Через 4 месяца.
Жизнь Олисаме мало изменилась с того момента, как она получила повышение. Разве что, свалившаяся на голову бумажная работа, с которой девушка справлялась быстро, (за счет постоянно крутившихся рядом поклонников, готовых ради своей недоступной и прекрасной богини на все) и теперь уже, постоянные задания, чему Саймей была, несомненно, рада. Ведь после каждого сражения, она становилась чуточку сильней. Да еще и Ренджи, ставший для нее хорошим и близким другом, с которым она была не прочь провести ночь, чисто по-дружески, без обязательств. Только совсем недавно, Олисаме узнала, что Абараи по уши влюблен в Рукию Кучики – младшую сестру их капитана. Эта новость так поразила девушку, что она даже на мгновение лишилась дара речи. Ренджи поведал ей, что Рукия у Куросаки Ичиго – временного синигами, с которым она живет в мире живых.
- Живет? – переспросила тогда Олисаме, - а капитан знает?
- Конечно нет, ты что! Если бы он узнал, от Ичиго уже и живого места не осталось бы, - усмехнулся лейтенант.
- А почему ты его защищаешь? Он же увел у тебя любимую? – удивилась Саймей. Ренджи тяжело вздохнул:
- Ну не совсем увел…Я не думаю, что они встречаются, хотя…Я хочу, чтобы Рукия была счастлива. А её глаза загораются только, когда рядом Куросаки. Тем более, он мой друг.
- Не думала, что в тебе столько благородства, - улыбнулась девушка, гладя расстроенного друга по мягким красным волосам, - Ничего, ты еще найдешь себе настоящую любовь. Взаимную.
- Ты в это веришь?
- Да.
- Даже после того, что с тобой было?
- С трудом…но мне хочется, чтобы она существовала…

Вообще, из всех офицеров, рядом с капитаном чаще всего, точнее сказать всегда, находился лейтенант. Когда же последний отсутствовал, например, по болезни, или был на задании, все обязанности перекладывались на младшего лейтенанта. Вот и сегодня, Олисаме Сюхей вызвал в свой кабинет тайчо, и сообщил, что Ренджи отправлен в мир живых на три недели. Так же, Кучики указал на гору документов, лежащих на столе фукутайчо, с которыми надлежало разобраться. Тихонько взвыв, девушка водрузила стопку бумаг на руки и отправилась в свой кабинет, попутно отплевывая светлые пряди, некстати лезущие ей в рот. Да-да, Саймей расплела свои косички, и теперь, взору окружающих открылись светло-русые мягкие длинные волосы. Когда она заходила в комнату, казалось, что становится светлее, так они сияли.
- Не понимаю, зачем было прятать такую красоту? - спросил однажды Абараи, встретив девушку после салона, где ей снимали зеленые пряди и распутывали косички.
- Просто захотелось, - весело ответила тогда Саймей.
Признаться, Кучики тоже был поражен, впервые увидев настоящие волосы своей подчиненной. За долгое время, он привык к её бунтарскому стилю, и даже перестал видеть в этом что-то непотребное, но в тот день, Бьякуя, наконец, разглядел в этой девушке настоящую женщину, статную, невероятно красивую, с необыкновенными прозрачно-серыми глазами цвета дождя. Позднее, капитан осознал, что в тот день, он впервые посмотрел ей в глаза. И как говорил лейтенант, они действительно сверкали, а зовущий томный взгляд прожигал насквозь душу, заставляя сердце биться чаще. Тогда Кучики понял, что девушка носит свое странное имя по праву.
Придя в свой кабинет, Сюхей уронила на стол тяжелую стопку. Положила руку сверху, постучала, подумала. И, наконец, решила свалить половину бумажной работы на 11 офицера. Тот каждый месяц присылал ей шикарный букет невероятно красивых цветов, томно вздыхая вечерами, и втайне надеясь, что эта недоступная красотка обратит на него свое внимание. Бедный парень не знал, что такая сильная и волевая женщина нуждалась в еще более сильном мужчине, способном укротить её буйный характер. Поэтому он невольно подчинился её властному голосу и фанатично принялся выполнять порученную работу. Даже взяв на себя половину документов, и разобравшись с большей частью, девушка обнаружила, что просидела за ними больше 9 часов. Встав со стула, Олисаме пару раз нагнулась, касаясь руками пола. Спина затекла так сильно, что казалось, сейчас треснет от малейшей нагрузки. « Боже, как капитан может целыми днями так просиживать? Бедный! У него наверно вместо позвонка стальная палка…Может массаж ему сделать? И ужин приготовить…Он же безвылазно там сидел. Только теперь я поняла, чем можно заниматься в кабинете с утра до вечера! А еще издевалась над ним…Ну вот, мне стыдно и жалко его. Почему я такая сволочь?» - девушка вздохнула и поплелась на кухню.
«До завтра надо дописать квартальный отчет…Похоже ночевать придется в капитанской комнате», - Бьякуя устало поднял взгляд на настенные часы, которые показывали ровно 8 вечера. Потянувшись на стуле, Кучики собирался вернуться к документу, как в дверь кабинета постучали. Узнав реяцу 3 офицера, капитан позволили ей войти. Увидев поднос с пиалами и чашкой в её руках, Бьякуя очень сильно удивился. В голову сразу заползло подозрение, что девушка просто хочет отлынуть от работы, задобрив начальство ужином. Но пахло так вкусно и так зовущее, что Кучики просто не смог воспротивиться. К тому же, он вспомнил, что целый день ничего не ел.
- Позволь узнать, когда ты успела? – спросил капитан.
- Ну… - замялась девушка, расставляя на столе пиалы.
- Опять все свалила на других? – спокойно проговорил капитан, глядя, на Олисаме. Саймей подняла на него удивленные глаза, а щеки предательски выспыхнули. Бьякуя усмехнулся:
- А ты думала, я не знал? Каждая ошибка, которая будет в отчетах - под твою ответственность.
- Не беспокойтесь, капитан. Они не допустят, чтобы я была недовольна, - с ухмылкой ответила девушка, хищно сверкнув глазами. « Не бывает таких глаз»,- невольно подумал Бьякуя, но тут же отвел взгляд. В последнее время, он стал замечать, что думает о Рукии все меньше и меньше. Когда перед твоими глазами находится такая женщина как Саймей, трудно думать о безответной и запрещенной любви.
- Смотри, Олисаме, доиграешься. Мужчины не будут долго терпеть такого отношения.
- Ха, никогда бы не подумала, что вы столько знаете о мужчинах, Кучики-тайчо, - девушка осеклась, увидев замораживающий взгляд капитана, и поняла, что сказала что-то не то.
- Нет, нет! – Саймей отчаянно замахала руками, - Я не это имела ввиду. Я хотела сказать, что странно слышать, как один мужчина рассуждает об остальных мужчинах. Вы же не такой как они, вы совсем…другой, - девушка совсем запуталась.
- Простите меня, Кучики-тайчо, - младший лейтенант склонила голову и исчезла из кабинета.
« Дура! Дура! Дура! Что ты мелешь?? Да и кому??? Это же Кучики-тайчо! Как ты могла сказать ему такое! Теперь он подумает, что ты его за мужчину не считаешь! Скажи спасибо, что он еще не достал Сенбонзакуру! Дура!» - девушка прижала поднос к голове и поспешно вернулась в свой кабинет.
« Другой? Что она имела ввиду? Мое происхождение? Или мой характер? Она думает обо мне? Так, надо думать совершенно о другом. Отчет…Мой отчет должен лечь на стол командира первым. Ровно в 10 утра. Нельзя расслабляться, Бьякуя. Потом отдохнешь. Да и нужен ли тебе отдых? Ты останешься наедине со своими мыслями…И снова будешь искать смысл своего существования…Этого нельзя допустить. Она забрала у меня все, и отомстила так жестоко. Рукия…Хисана…Со своим уходом она унесла солнце в другой мир. И только-только меня коснулись его первые лучи, как их загородила тень. Тень того, кто купается в них сполна….
Капитан…Капитан?…Капитан?!…»
-Капитан! – голос Саймей, наконец, достиг Кучики-тайчо. Он поднял недоуменные глаза на младшего лейтенанта.
- Вы позволите убрать? – девушка указала на пустые тарелки.
- Да, конечно. Спасибо за ужин, Олисаме. Ты прекрасно готовишь, - обыденном тоном произнес Бьякуя, словно делал не комплимент, а докладывал о исполненном задании. Девушка зашла к нему за стол, и немного склонившись, начала собирать на поднос пиалы. Кучики ощутил до боли знакомый запах духов. Именно этими духами пропах тогда его лейтенант. Молодой аристократ вспомнил, с каким, тогда, выражением лица фукутайчо пришел в офис.
« Неужели это была она? Чертов Абараи… Неужели твои руки трогают её тело каждую ночь?» - при этой мысли, сердце холодного капитана 6 отряда болезненно заныло. Он вспомнил, какими глазами его лейтенант смотрит на Олисаме. В памяти неожиданно всплыли слова Ренджи, когда Саймей первый раз его отшила: «Говорят, что такие девушки в постели – настоящие хищницы! Ночь с такой женщиной – самое лучшее, что может случиться с мужчиной». Кучики с силой сжал кулаки. Девушка заметила, что её капитан сегодня не в себе, и поэтому со слабой улыбкой спросила:
- Может вам еще чаю принести?
- Да, конечно,- мужчина отрешенно посмотрел на недопитый чай, и хотел взять чашку, но за ней уже потянулась Олисаме. Их пальцы на мгновение соприкоснулись. Бьякуя тут же отдернул руку, словно, обжегшись. Девушка с явным смущением поставила чашку на поднос и отправилась на кухню. « Какие тонкие…и мягкие…я не верю, что эти руки могут держать в руках меч. Они не созданы для этого. Слишком…нежные…Хотя у Рукии тоже тонкие и нежные руки, но они не такие женственные как у Олисаме. И фигура…» - Бьякуя посмотрел вслед девушке, ощущая невероятный подьем, захватывающее дух чувство, возникшее в низу живота, и поднимающееся вверх. Словно сотни бабочек порхали внутри, заставляя оживающее сердце сладко дрожать, в предвкушении чего-то грандиозного. Кучики уже и забыл, каково это. Последний раз, Бьякуя испытывал сладкое томление в груди, когда встречался с Хисаной. С тех пор прошло много времени, и горячее, чувственное, сердце аристократа постепенно застывало, превращаясь в холодный камень, мешающий жить. Напоминавший о смерти любимой…О том, что она уже никогда не вернется…
Олисаме вернулась с одной чашкой в руках. На этот раз она заварила какой-то травяной чай. Поставив его перед тайчо, Сюхей младшая хотела было уйти, но задержала взгляд на длинных черных волосах, ниспадающих ровными шелковыми прядями по плечам. « Какие красивые! Мне бы такие!».
Бьякуя отпил чай и недоуменно посмотрел на свою подчиненную:
- Что-то не так?
- Нет, нет, - девушка повернулась в пол-оборота, собираясь уйти. Но вместо этого, она решительным шагом направилась к капитану и встала у него за спиной, положив руки на плечи. Мужчина вздрогнул, когда её тонкие, но сильные пальцы начали нежно разминать затекшие плечи. Сердце снова болезненно заныло.
- Что ты делаешь? – холодным, замораживающим, голосом спросил капитан. Никто еще не смел так своевольно и дерзко обращаться с капитаном 6 отряда. «Неужели она совсем меня не боится?» - почему-то именно от этой мысли на душе потеплело.
- Я знаю, - девушка пустила пальцы под гинпаку и начала массировать шею, пробегая вдоль позвоночника. Бьякуя ощутил, как мучившее его напряжение, начало спадать. По телу прошли мурашки, а голова немного закружилась.
- Я знаю, каково это – просидеть целый день на одном месте. И не говорите мне, что у вас ничего не болит! Все равно не поверю, - Олисаме все же запуталась в фамильной драгоценности клана Кучики. И начала разматывать шарф:
- Вы позволите?
Бьякуя слабо кивнул. Что плохого в том, чтобы твоя подчиненная, невероятно красивая, сильная и умная женщина, делала тебе массаж? Касалась кожи своими теплыми пальцами, заставляя тело вздрагивать? Что плохого в том, чтобы поддаться ей? Почему это только Абараи должен наслаждаться ею? Кучики тоже имеет право на слабость…
Саймей сама поражалась своей смелости. Ощущая под пальцами стальные мышцы капитана, затекшие от постоянного сидения, она испытывала непонятную, почти детскую радость. Возможно, причина этой радости была в том, что сейчас она, младший лейтенант имела некую власть над гордым и недоступным капитаном 6 отряда?
Наконец, Кучики полностью расслабился. Он склонил голову, давая Олисаме возможность размять затекшие мыщцы. Через некоторое время, девушка услышала тихое ровное сопение. Саймей нагнулась и увидела, что её капитан спит. Девушка, улыбаясь, разглядывала безмятежное лицо Кучики. Его ресницы подрагивали, а губы немного приоткрылись, придавая образу некую раскованность, и даже невинность. Капитан во сне выглядел еще моложе. На вид ему можно было дать лет двадцать, словно они с Олисаме ровесники. Сюхей осторожно протянула руку и погладила Бьякую по голове, ощущая невероятную нежность к этому холодному человеку. Хотя, девушка в глубине души чувствовала, что капитан отнюдь не бесчувственная глыба льда. Да, она знала о том, что он до сих пор переживает смерть своей единственной любимой женщины. Но также, она знала то, что тайчо не все равно, что происходит вокруг. Например, после истории с Рукией, он стал заботиться о сестре по-настоящему, потому что этого хочет его сердце, а не велит долг. Он стал более терпелив к Ренджи. Он дал возможность ей, Олисаме, получить высокую должность. Он стал более открыт, хотя это уже слова Абараи.
- Бакудо ичиджи сан: Джоко хацу, - прошептала Саймей и коснулась плеча Кучики. Капитан исчез, а в следующую секунду оказался лежащим на диване. Сюхей сбегала на склад и принесла одеяло. Накрыв тайчо, Олисаме села за стол и просмотрела бумаги. « Квартальный отчет? Разве его нужно сдать завтра? Черт, тут только половина. Придется хорошенько поработать» - девушка выключила свет, оставив настольную лампу, и принялась за работу.

Бьякуе редко снились сны. А если и снились, то обычно кошмары. Хисана…Рукия…Их лица, ничем не отличавшиеся друг от друга, их голоса, все это заставляло молодого аристократа мучиться. Каждый раз, просыпаясь в холодном поту, бесстрашный капитан 6 отряда боялся взглянуть на портрет жены, думая что и он сейчас оживет. Боялся ходить ночью по дому, встретить блуждающий по коридору призрак умершей, хотя это была всего-навсего сестра. Лишь иногда Морфей награждал его светлыми спокойными сновидениями. И вот сегодня была как раз такая ночь. Прекрасный солнечный сад, цветущая сакура, звонкий чистый смех и чья-то ускользающая белая тень. Бьякуя тянулся к призрачному существу, но оно постоянно ускользало от него. Несмотря на это, сердце Кучики согревало теплом, исходящим от существа. Он знал, что если удастся поймать его, то он, наконец, обретет долгожданный покой и счастье.
Знакомый до тошноты потолок. Неудобный маленький диван. « Диван? Я в офисе…Но как?» - Бьякуя резко поднялся и взглянул на свой рабочий стол. Уронив голову, на нем спала младший лейтенант. Светлые волосы рассыпались по бумагам, тонкие руки свисали с края, изящные пальцы изредка подрагивали.
Кучики задержал взгляд на хрупком запястье девушки. Поднялся выше, к оголенному плечу. Воображение само начало рисовать откровенные картины: он сбрасывает на пол надоевшие бумаги, кладет девушку на стол, срывает с нее одежду, разводит ноги в стороны, он видит её распущенные светлые волосы, томные серые глаза, полуоткрытые губы, шепчущие его имя. Бьякуя тряхнул головой, отгоняя наваждение. Он подошел к столу, и аккуратно вытащил из-под руки Саймей папку с квартальным отчетом. Просмотрел, вздохнул, положил обратно. Взглянул на спящую девушку, ощутив смешанные чувства. С одной стороны, она помогла ему, сделав всю работу. С другой стороны, капитан Кучики оказался в долгу перед своей подчиненной, что ему не очень понравилось, ведь гордость 28 главы клана не позволяла ему это. « И почему я делаю это?» -Бьякуя наклонился и мягко, но крепко обхватил Олисаме за талию, другой рукой взял под ноги и аккуратно поднял со стула. « Боже, какая легкая! А по ударам не скажешь» - Кучики взглянул на спящую подчиненную. Сердце бешено заколотилось. Только сейчас Бьякуя осознал, что находится СЛИШКОМ близко. Её теплое стройное тело сейчас прижато к нему. Аристократ тщетно пытался отогнать недостойные мысли, старался не смотреть в вырез кимоно, но глаза упорно сопротивлялись. Увидев небольшую, но сочную грудь, намного больше, чем у Рукии или Хисаны, Бьякуя тут же представил её в своих ладонях. Вся кровь моментально хлынула вниз. Тело вспыхнуло. Разум отказывался подчиняться. Только годы тренировок над самоконтролем, помогли Бьякуе выстоять против искушения. Нервно сглотнув, мужчина, наконец, положил девушку на диван и накрыл одеялом, слегка коснувшись оголенного плеча Олисаме. Её мягкая гладкая кожа еще сильнее распалила молодого аристократа. По телу пробежали мурашки. Бьякуя понял, что если останется здесь еще ненадолго, то не выдержит. Кучики развернулся и вышел, направившись в купальню. Полностью раздевшись, капитан погрузился в холодную воду, тут же остудившую его внутренний жар. В голове наконец-то прояснилось, развратные мысли перестали посещать. «Да…давно я не ходил к Такао-ойран…Уже от одного взгляда на женскую грудь возбуждаюсь. Надо будет зайти на этой неделе» - Кучики сделал пометку в своем мысленном блокноте и окончательно успокоился. Синигами, особенно высокого ранга, затрачивая большое количество духовной силы, испытывали голод, в том числе, и сексуальный. Бьякуя относился к сексу, как к обычному делу. После смерти жены, он не видел в этом чего-то особенного. Да, безусловно, это приятное занятие, но на него нужно тратить драгоценное время. А иначе, тело начнет диктовать свои правила, чего Кучики позволить не мог. Такао-ойран была, несомненно, красивой женщиной: невысокого роста, стройная, с большими темными глазами. Вот уже много лет, она оставалась главной куртизанкой красного квартала. Её искусность поражала воображение, а её тело было безупречным. К Бьякуе она относилась с симпатией. Аристократ был очень вежлив и аккуратен с ней, щедро платил. К его приходу, Такао готовилась с особой тщательностью. Никаких ярких тонов: бледно-лиловое кимоно, невысокая прическа, отсутствие красной помады. Приглушенный свет. Саке высшего сорта. Покорность в постели. Она давно знала, что каждый раз, синигами представлял на её месте свою жену, ушедшую много лет назад. Такао даже жалела его, она видела, как сильно он привязан к прошлому.
Приведя себя в порядок, капитан 6 отряда снова зашел в кабинет. Бросив мимолетный взгляд на младшего лейтенанта, спящего на диване, Бьякуя вдруг подумал о 10 отряде. « Действительно, мы похожи с капитаном Хитцугаей. Наши подчиненные, даже внешне схожие девушки, спят на рабочем месте, а мы выполняем работу. И почему мы прощаем этим существам так много?», капитан грустно вздохнул и взял квартальный отчет. Как он и ожидал, возле входа в кабинет со-тайчо уже находилась лейтенант Исе. Она по праву могла назвать себя самой пунктуальной и добросовестной синигами во всем Готей 13. Дождавшись, пока двери отворятся, представители 6 и 8 отрядов вошли в кабинет командира.
Бьякуя уже сидел за своим столом и задумчиво разбирал расходники за прошлый месяц. Выходило как-то подозрительно много. « Надо будет спросить Ренджи, почему статьи расхода превышают бюджет». Краем глаза он также следил за Саймей. Девушка уже пару переворачивалась во сне, норовя упасть с узкого дивана. Увидев на второй странице расходника «Обязательный Добровольный Вклад в Женскую ассоциацию Синигами в n-ном размере», Бьякуя вспыхнул. Он с трудом подавил в себе желание немедленно направиться в 11 отряд и убить маленькую розовую мелочь. Кучики не успел среагировать. Олисаме все-таки навернулась c неудобного дивана на пол. Выбравшись из-под одела, спасшего её от ушибов, девушка потянулась, окончательно просыпаясь. И только увидев перед собой знакомые черные волосы, заколотые кенсейканом, белый шелковый шарф, и строгие темно-синие глаза, девушка вздрогнула. Внутри все похолодело. Сердце упало, ожидая смертельного удара Сенбонзакуры. Страх сковал все внутренности. Бежать было бесполезно. Равзе, что умереть с честью.
-Доброе утро, капитан, - проговорила младший лейтенант севшим голосом.
- Уже проснулась? Хорошо, - Бьякуя склонил голову над расходником, делая вид, что занят - Доделай ту работу, что я тебе поручил вчера. И принеси к обеду отчет. Все документы сложишь в папку и отнесешь в архив.
- Ха..й, - Саймей испуганно прижала одеяло к себе, глубоко поклонилась и быстро исчезла, оставив лишь аромат своих духов.
« Почему она на меня так посмотрела? Как будто Айзена увидела…»
Сдав отчет в обед, Олисаме хотела исчезнуть из кабинета тайчо. Но тот задержал её. Подняв голову, аристократ посмотрел ей в глаза и произнес:
- Спасибо...за прошлый вечер...И за то, что сделала мою работу. Но я должен тебя попросить впредь не поступать так. Если бы там была хоть одна ошибка, вся ответственность легла бы на меня.
- Хай, - Саймей виновато опустила глаза, - Прошу меня простить, - девушка глубоко поклонилась, - Такого больше не повторится. Вы позволите идти?
Бьякуя лишь кивнул, задумчиво глядя на её удаляющуюся спину.

@темы: "Бьякуя", "Новый персонаж", "Готей 13", "Айзен", "Ренджи", "Эспада", NC-17, ангст, гет, от автора, романс

   

Академия Шинигами

главная